В шалаше тишины

С той поры, как живу я с тобой в шалаше тишины
вдалеке от беды, от людской стоголосой молвы,
стала тише я тёмной воды, ниже первой травы,
и покорнее самой последней гаремной жены. 

Не печалят меня отголоски дурных новостей.
Не причалят сюда лодки диких голодных страстей.
К мегаполису прошлого тропы в кустах бузины
не видны. Мы с тобой спасены в шалаше тишины. 

Можно пить здесь и петь, и баюкать себе малышей,
выходить из себя, продолжая сидеть в шалаше,
по болотам бродить и толкаться в толпе камышей,
и молчать, и шуршать столько, сколько угодно душе. 

Можно вырыть колодец и погреб, построить сарай.
Говорят, нет здесь рая ... Но что это, если не рай,
если рядом любые слова, и они не важны
и не значимы больше у нас в шалаше тишины?

© Мария Луценко