О презентации переизданной книги Андрея Грязова «Перекресток»

Первая поэтическая книга Андрея Грязова «Перекресток» вышла в свет осенью 1994 года. София Фрунзе родилась тоже осенью 1994 года. Может не случайно и следующее совпадение, что именно София занималась переизданием книги летом 2018-го года. 

София рассказала мне все перипетии происходящего, как несколько раз переделывалась верстка, обложка, вносились изменения в содержание. 

«Перекресток» особая книга для автора. Этот самый «Перекресток» – не по ходу, не в середине пути, даже не в конце, он в самом начале. Логично, что это не столько творческий перекресток, сколько жизненный, личностный, определяющий дальнейшую жизнь.

А стихи из «Перекрестка»? Неумелые стихи новичка в поэзии? Нет. Это – «Вполне четкий поэтический Крест. Осознанный. Обретенный. Принятый». Так отозвалась о книге «Перекресток» замечательный поэт современности – Катерина Квитницкая.

В 1999 году киевский поэт Владимир Кухалашвили познакомил Андрея Грязова с Екатериной Юрьевной Квитницкой. И тогда, при первой встрече, Андрей подарил ей сохранившийся экземпляр «Перекрестка». Андрей рассказывал мне, что оценки его первой книжки мастером такого масштаба и дарования были просто фантастичными. Знакомство, переросшее в глубокую духовную дружбу, сильно повлияли на Андрея. Невероятным толчком эта дружба отразилась на творчестве. Не случайно, что предисловие к его книге стихов «На ладони» написала сама Катерина Квитницкая, а редактором этой книги Грязова был ее сын – Филипп Снегирев. Книгу «Перекресток» с редакторскими правками Квитницкой Андрей бережно хранит.

Риталий Заславский, заведующий отделом поэзии в киевском журнале «Радуга», невероятно принципиальный человек, тонкий ценитель поэзии, невероятно жесткий, даже жестокий редактор, ценил книгу «Перекресток» более всего. И не только он, другие метры поэтического Киева, ценили эту книгу: и Евдокия Ольшанская, и Леонид Вышеславский.

Андрей поведал мне о еще одном интересном феномене этой книги. Киевский поэт, Валерий Сазонов, прочитав «Перекресток», буквально разразился шквалом своих стихов, едва успевая их записывать. А почувствовав, что поток их ослабевает, попросил у Андрея следующую книгу.

София Фрунзе рассказывала мне следующее: 

«Когда я держала первый экземпляр, не могла поверить в то, насколько же он хорош. До 100% ощущения радости не хватало лишь присутствия близких.

Я сделала несколько фотографий и отправила всем, кто знал о работе. Благодаря коллективному обсуждению, возникла мысль о проведении презентации. Мне хотелось провести эффектное, яркое и запоминающееся событие. Для нескольких друзей это выступление должно было стать дебютным, права на ошибку я себе не давала и считала, что все нужно провести на высшем уровне. Таким образом, презентация превратилась во что-то среднее между презентацией, театральной постановкой, шоу и фотосессией.

Поиск локаций проходил в 4 городах, мы подготовили огромный объем незадействованных реквизитов, сценарий переписывался множество раз. Волонтеры и члены оргкомитета приезжали на внеплановые репетиции, принимались за работу после каждой внезапно внесенной правки. Мероприятие состоялось исключительно благодаря их поддержки, но публичную огласку своего имени приветствуют не все. Отдельно отмечу лишь Ивана Пахомова, после репоста которого количество зрителей увеличилось в несколько раз. 

Рассмотрев различные варианты площадок, провести все решили в фотостудии. Мне удалось найти пространство соответствующее специфическим требованиям, а дополнительным бонусом стала фотосессия проведенная по окончанию презентации. По причине непрерывной видеосъемки, фотосъемка во время мероприятия не проводилась, а постановочные кадры по мотивам сценария были сделаны после».

Для меня осталось загадкой, почему на презентации не было автора. Почему это была «закрытая» презентация. Андрей Грязов загадочно улыбнулся и ничего не ответил, а София Фрунзе пообещала поведать об этом потом, чуть позже. Будем ждать, когда наступит это «потом, чуть позже».

Источник


Назад
Список тем